Все народы мира Европейские народы   Народы Америки   Африканские народы   Народы Азии   Народы Океании   
Главная Народы мира Этнография Всё о народах Ссылки Связь
 
 


Языковые семьи





Главная » Фотогалерея » Герд первым вводит паспортизацию удмуртских песен

Герд первым вводит паспортизацию удмуртских песен



К. П. Герд первым из удмуртских исследователей вводит паспортизацию песен. Он точно указывает фамилию и имя информанта, год, место записи (деревня, район). Нередко он записывает деревенские песни, находясь в Ижевске или даже в Москве, с голосов учащихся или студентов. В таких случаях он фиксирует и место записи, и название (родной деревни информанта. О многом говорит современному фольклористу тот факт, что К. П. Герд записывал песни, в основном, от молодых людей. Самый молодой информант десятилетний Вахрушев Григорий из деревни Кекоран, несколько человек 12-, 13-, 14-летних, всего четыре 22-, 23-летних и большинство 18-, 19-летних. Информанты с возрастом за тридцать лет единичны: 35 лет два человека, один (Чайникова Анна — жена брата Герда, кенак), один (Чайникова Агафья, мать Герда), один( Миквор Оги). Все они из рода Докъи. Ориентировка на песни, исполняемые молодежью, обусловила особенности их жанрового содержания. Обращает внимание обилие лирических, солдатских, гостевых, игровых, плясовых песен. На этом фоне очень невелико количество старинных обрядовых песен: одиннадцать свадебных и три песни обряда пбртмаськон. Такая диспропорция понятна, ибо хранителями традиций старинных календарных и семейных обрядов бывают, в основном, люди пожилого возраста. Да автор и не стремился увековечивать наиболее древние пласты обрядового фольклора, воспринимая его как часть старой жизни удмуртского народа, жизни темной и неосмысленной. Важный вопрос любого песенного сборника качество записи мелодии. В большинстве русских сборников песен XVIII XIX веков мелодии давались в авторской обработке. При этом даже в высококачественных обработках композиторов М. А. Балакирева, Н. А. Римского-Корсакова, А. К. Лядова, П. И. Чайковского напевы, в сравнении с народным источником, переосмысливались. К началу XX века такая традиция при создании сборников была решительно отвергнута, и песни стали публиковать в том виде, как они звучат в момент непосредственной записи собирателем, без всяких обработок, домысливаний, «поправок». Такую же позицию занимает и КП. Герд в отношении записи народных напевов. Это ясно высказано в авторском предисловии к третьему изданню сборника: «Имея целью дать первоначальную основу мелодий,.. в настоящем издании публикуется ряд мелодий так, как они были слышаны и записаны в разное время и в разных местностях» 18. Необходимость дать «первоначальную основу мелодий» возникла у него в связи с тем, что песни первого сборника (1920), подхваченные с голоса самого К. П. Герда, стали стихийно распространяться в виде многочисленных вариантов. «В те годы (1918 1924) спрос на тексты удмуртских песен был настолько велик, что подобные издания буквально расхватывались, а мелодии заучивались с голоса во время концертов, спектаклей и вотских съездов, а потом разносились молодежью и культурными работниками по всем уголкам родного края. Вполне понятно, что мелодии часто искажались и в силу этого получали самые разнородные вариации»19. Подтверждение тому многоголосные хоровые обработки тех же песен, осуществленные учителями пения М. А. Курочкиным, Е. В. Молотковой, Э. В. Мироновой, М. Г. Романовым и изданные ими в песенных сборниках в 1925 1926 годах20. К тому же, новые варианты возникали и в народной деревенской среде, когда тексты песен, вычитанные из сборника, распевались на приспособленные для того знакомые местные напевы. Эту особенность бытования народных песен чутко подметил К. П. Герд: «Соослы гурез туж дуно уг лу, соослы гуртын кылэз дуно. Кырзан кылэз соос кызь,ы мылзы потэ, сыче гурен тупаты-са гуртын кырзало» («Для них важна не столько мелодия, сколько местное, родное слово. Текст песни они изменяют по своему усмотрению и подбирают к нему свою мелодию»). Признавая, таким образом, закономерность и естественность появления новых вариантов песен, К. П. Герд вместе с тем считает необходимым зафиксировать напевы-первоистоки. Собиратель записывал на фонографе как пение отдельных исполнителей, так и групповое пение. Однако все песенные мелодии, вошедшие в сборник, одноголосны, то есть взяты от одиночных певцов. Исключение составляют две песни (№ 9 и № 11 из 1-го раздела), в которые добавлены терцовые подголоски. Интересно, что и к этим песням, как к остальным, собирателем подписано па одному информанту. Видимо, К. П. Герд хорошо знал их двухго-лосные варианты (оба напева из Покчивуко) и сам добавил подголоски. Точно записывая ритмические единицы мелодии, К. П. Герд не всегда убедителен в их тактировке. (Вообще тактовые черты при записи народных песен употребляются в двух значениях: . В традиционном, когда они становятся перед акцентируемым, сильным временем при пульсации сильных и слабых долей, и 2. В новом, утвердившемся с начала XX века в этномузыкознании, значении разделительных знаков, показывающих ритмическую периодизацию напева и устанавливаемых в местах стиховых цезур.) К. П. Герд применял тактовые черты в первом, общепринятом значении, пользуясь, очевидно, правилами школьной теории, усвоенными в учительской семинарии. В записях песен с четкой ритмической пульсацией такая тактировка естественна и помогает в осмыслении напева. В то же время, многие мелодии не содержат ярко выраженных динамических акцентов, и расстановка тактовых черт в них не только не помогает выявить ритмическую форму, но и, наоборот, скорее затрудняет ее понимание. Недостаточность у К. П, Герда профессиональных навыков сказывается и в ошибках при написании пауз, ключевых знаков.
  

 
 
Главная Народы мира Этнография Фотогалерея Ссылки Контакты
Народоведия - энциклопедия о народах мира.
Народы мира, этнический состав, происхождение народов.
Яндекс цитирования