Все народы мира Европейские народы   Народы Америки   Африканские народы   Народы Азии   Народы Океании   
Главная Народы мира Этнография Всё о народах Ссылки Связь
 
 


Языковые семьи





Главная » Фотогалерея » Традиционная кухня у гуджаретцев

Традиционная кухня у гуджаретцев



Традиционная кухня у гуджаретцев сохранилась полностью, в частности, пироги с различными начинками и домашнее пиво, приготовлявшееся в больших медных котлах, которые приобретались в Гори. Не останавливаясь на описании одежды, отмечу лишь, что вся она, от головного убора до обуви, у гуджаретцев была самодельная, из собственного материала, отвечала требованиям местных суровых природных условий. Из домотканого сукна изготовляли черкески, бешметы, шаровары, женские платья и пр. Из шерсти — женские головные платки, мужские шляпы, чулки; из барашка — папахи, шубы; из овчины — тулупы; из обработанной кожи — обувь. В комплекте мужского костюма гуджаретцев отсутствовали бурка и башлык. Кинжалы, газыри, пояса и другие металлические украшения мужского и женского костюма приобретали у «леков» (дагестанских мастеров) и осетинского золотокузнеца Н. Джиоева в Тбилиси. С последним я познакомился в 1957 году в Цхинвале, тогда ему было около 80 лет. Некоторые наблюдения над семейной обрядностью: роды происходили в дальнем углу дома хæдзар (в горах Осетии в далеком прошлом они совершались в хлеву) на полу, застеленном соломой и войлоком. По обычаю, женщина с новорожденным оставалась здесь более месяца, но младенец часто умирал от полученной простуды. Во время родов жены муж уходил из дома на 2—3 дня к своему родственнику или товарищу, который обычно становился его кумом натлиа и давал ребенку имя. Крестили в церкви в сел. Гуджарет — единственной у гуджаретских осетин, в которой также совершали венчание и отпевание. У гуджаретцев бытовали и такие традиционные осетинские родильные обычаи, как хæрзæггурæггаг и кæхцгæнæн. Сына женили по воле родителей, невесту выбирал отец жениха. Выбрав девушку, он собирал о ней сведения через близких, и после обсуждения на семейном совете посылал свата — хатæг (у северных осетин — минæвар), в роли которого обычно выступал близкий родственник. Сват приходил в дом невесты поздно вечером в воскресенье и, обменявшись с отцом девушки взаимными приветствиями, говорил: Ацы лæг мæ рарвыста, демæ йæ адджындзинад фæнды (Этот человек послал меня, желает с тобой породниться). Однако при первом визите свата согласия не давали, считалось, что такая поспешность унижает достоинство девушки. Поэтому стандартный ответ звучал: Мæ чызг гыццыл у (Дочка моя маленькая, в смысле — не достигла необходимого возраста). Из-за этого сватовство у гуджаретцев иногда тянулось годами. Когда же стороны наконец-то соглашались породниться, отец жениха приходил в дом невесты со словами: Уæ, уе ’хсæв хорз у а, мæ къах æрбавæрд уын хорз у æд, нæ хъуыддаг амондимæ уæд (Доброй ночи, пусть мое присутствие будет добрым, пусть нашему делу сопутствует успех). Тут же договаривались о калыме, достигавшем огромного размера. Его составляли два быка (вола), две коровы, нетель, лошадь со всем убранством, предназначенная для отца невесты. Тогда же намечали день свадьбы, которая обычно приурочивалась к Джиуоргуба и празднествам в честь Уастырджи (св. Георгия), совпадавшим с периодом окончания осенних полевых работ. К сожалению, мне не довелось наблюдать свадебную церемонию в Гуджарете, поэтому нижеследующее описание основано на расспросах наших информаторов. Очевидно, что свадебная обрядность отличалась глубокой архаикой, в частности, формирование свадебного поезда чындзхæсджытæ, и сама свадьба. Старшим свадебной свиты был отец жениха, младшим гостем — зять жениха или близкий родственник, его называли нымæттухæг. Из родственников иодбирали и къухылхæцæг (держащий невесту за руку). С этими людьми было еще человек 20, в том числе жених; все ехали верхом на конях, по дороге до дома невесты пели Уастырджийы зарæг (песню про св. Георгия), самого почитаемого ими божества. Невесту увозили верхом на коне. В доме жениха, в хадзаре, ее встречала æфсин — свекровь. Молодая три раза кланялась ей и целовала колени. В свою очередь, æфсин приветствовала невесту словами: Арсау дзæмбыджын у, бирæгъау ныхджын, каркау бæдулджын, дæ æхсыр уазал суадонæй арæхдæр уæд (Чтобы ты была с когтями, как медведь, напориста, как волк, многодетна, как курица, обильна молоком, как холодный родник). Введя молодую в дом, ее оставляли в углу как бы для обозрения любопытных женщин; голова и лицо ее были прикрыты шалью, видны были только глаза. Жених не участвовал в свадьбе, по обычаю он скрывался в доме своего приятеля. Через три дня с молодой торжественно снимали головной платок, а через неделю совершали обряд донмæконд (водить по воду). К этому событию готовили угощение, и в сопровождении девушек и женщин молодую вели к реке. Одна из пожилых женщин, обращаясь к ней, произносила молитву: Ацы донæй арæхдæр уæд дæ æхсыр; дæ цæуæт дæхи æхсырæй куыд æфсæдой, дæхæдæг адæмы ’хсæн дзæуæг куыд уай. Ацы дон кæмæн хæссыс, цы бинонтæн, уыдонæн кадджын амондимæ лæггад куыд фæразай (Пусть молоко у тебя будет обильнее этой реки, чтобы детей своих всегда могла кормить (насыщать) грудью. Пусть эта вода, принесенная тобою, идет в пользу твоей семье; чтобы ты в счастливом благополучии всегда могла прислуживать семье). Наполнив ведро водой, молодая возвращалась домой также в сопровождении присутствующих. После обряда донмæконд молодая включалась в домашние занятия семьи, выполняя по дому до рождения первого ребенка такие работы, как уборка помещения и двора не только мужа, но ближайших соседей, доставка воды, доение коров, шитье, рукоделие, прислуживание семье во время еды, т.е. круг обязанностей молодой невестки значительно расширялся. Наиболее устойчивыми оказались у гуджаретских осетин похоронные и поминальные обряды. Это массовое посещение дома покойника в день смерти, оплакивание, одевание умершего во все новое, посвящение коня покойнику, скачки, стрельба в цель, многочисленные поминки. Отмечу некоторые из них: хæрнæг (большие поминки в день смерти), куадзæн (в день Пасхи), зæрдæвæрæн (обетные поминки), Майрæмы куадзæн (около успения Богородицы), мархойы хист (постные поминки), афæдзы хист (годичные поминки). При проведении, например, годичных поминок семья покойника забивала до десяти голов мелкого и крупного скота, пекла большое количество традиционных пирогов и хлеба, готовила много напитков. В тризне принимали участие массы прибывших людей; по старинному же осетинскому обычаю каждое село получало с поминального стола свою долю. Мне удалось здесь зафиксировать и вариант речи посвятителя коня покойнику — бæхфæлдисæн, исполнявшийся наиболее одаренными стариками. Впервые бæхфæлдисæн у осетин был записан А.И. Шегреном, затем В.Ф. Миллером и многими другими. Приведем записанный нами в Гуджарете вариант посвящения коня на кладбище у могилы покойника, как это происходило и в других регионах проживания осетин: Фæсабыр кæнут адæм, байхъусут устытæ сымах дæр; цæттæ дæ алцы æппæтæйдæр, æрмæст бæхæй — цух. Фæлæ абон арвыстам Терчы-Турчы бæстæм. Рахиз фарсы зæхх хъахъхъæнгæ, галиурдæм фæлгæсгæ, уæларвы дын иу бур айнæджы бын æртæ æфсургъы, табу дæхицæн, Уастырджи! Ардыккаг ласай, — стонг бирæгъау дæндагæй лæбуры, фаллаг ласай, — зæвæтæй риуыгъы, астæуыккаг фæндагыл лизæг у — хорæй йæ расай. Уæларвы куырдалæгон дын болат æндонæй цæфхæдтæ асадздзæн, болаты æндонæй дын зæгæлтæ скæндзæн. Хуры фырт дын саргъ авæрдзæн дæ бæхыл, майы фырт дын уидон афтаудзæн, соад иу дæ бæхыл; ехс дæм ратдзысты. Уырдыджы æнæцудгæ фæуаидзынæ, хæрды æвæлмæцгæ фæцæудзынæ, тæсары тæ сиргæйæ; цæудзысты хуры фырт дæр, æмæ мæйы фырт дæр демæ; æртæ фæндаджы ныхмæ бафтдзынæ, ма иу бабæлл æртыккаг фæндагмæ — тугистыты фæндаг у, астæуккаг фæндагæн йæ конд — уæрæх. Дæ бæх ифтонг у, æнæ цудгæ бирæ фæцæудзынæ, бафтдзынæ æрдуйы хидмæ; дæ бæх иу ахæм цæф фæкæн, йæ агъды фарсæй уафс куыд æсхауа, дæ къухы астæуæй — чъылбыз. Бафтдзынæ мæрдты дуармæ, дуар дыл рахгæндзысты, хур аныгуылд, зæгъгæ, бакæс иу æгъдаумæ, æскув иу дæхинымæры: «Уæ хуыцау, мæ сфæлдисæг хуыцауу хæхтыл ма хур ракæ». Базурдзынæ мпдæмæ: «Мæнæ хæхты хур куы кæсы, уæд мæ цæуыннæ уадзут». Дуар дын бакæнзæн, бахиздзынæ мидæмæ; мацæуыл бахуд. Хуры фырт æмæ мæйæ фырт сиддзысты. Къæсæры мидæгæй иу гадза тыгъд у йæ къабазæйу къæбылатæ рæйдзысты йæ хуылфæй, нæ цæ уындзынæ; хуры фырт дын дзурдзæн: «Ай уæлæуыл уыди йæ фыркарзæй хъоды сыхæгтыл æмæ мæрдты æгъдауыл йæ хæс фиды. Ацаудзынæ уырдыгæй фалдæр: иу ус лæууы хибарæй, калмы цъарай ын сæрбæттæн, хафсы царæй — хъуырбæттæн. Дæхинымæр дис кæндзынæ, ай та цы диссаг у. Мæйы фырт дын зæгъзæн: «Ай та уæлæуыл нæ бæззыди, мæрдты æгъдауыл фиды йæ хæс». Наконец, из поминальных обрядов устраивали также шест для лазания бырæнхъил, знакомый только южным осетинам. Сажали в землю длинный шест, густо смазывая его бараньим жиром, наверху привешивая нанизанные на веревку орехи или конфеты. Побеждал сумевший их снять, состязались только подростки. Сохранился у гуджаретских осетин и другой древний обряд — цоппай, совершавшийся по убитому молнией, впервые описанный во второй половине XVIII в. русским офицером Штедерем у осетин-дигорцев по личным наблюдениям. Хоронили по христианскому обряду, в гробах. Видимо, сказывалось влияние соседнего христианского населения Грузии. В то же время в горной Осетии еще в конце XIX в. для этой цели существовали древние каменные ящики и склепы. Осетинская духовная комиссия активно внедряла в быт горцев гробы. Духовную культуру гуджаретских осетин отличало сохранение многих традиционных архаических обычаев и обрядов своего народа. Несмотря на наличие в Гуджарети церкви, местные осетины соблюдали лишь некоторые церковные праздники и обряды, следуя по-прежнему своим древним языческим верованиям, почитая родовые (фамильные) культы и общеосетинские святыни — дзуары. Из бытовавших здесь магических обрядов приведу лишь один пример — ограждение животных от волков. Чтобы уберечь от волка оставшуюся на ночь во дворе скотину, из теста делали круглые шарообразные фигурки с изображением на них некоего существа; или же связывали ножницы с гребнем, считая, что в этом случае пасть хищника будет закрыта, и он не тронет животное. Поражало почитание гуджаретцами своих прежних языческих божеств и фамильных (родовых) покровителей, вынесенных из Юго-Осетии. Так, Плиевы и Джикаевы ежегодно перед началом весенних полевых работ в определенный день отмечали праздник святилища Бурсамджелоз Бурсамдзелозы хохы дзуар, Абаевы и Осиаевы — праздник золотого святилища Сыгъзæрип дзуар, многие другие фамилии праздновали праздник святилища Джера Джеры дзуар, принося в каждом доме в жертву животное и устраивая кувд для всей общины. Упомянутые языческие святилища, почитавшие гуджаретцами, известны в Юго-Осетии, и с глубокой древности не раз обращали на себя внимание. Наряду с ними, на новом месте проживания появились новые дзуары. Так, общим своим покровителем гуджаретские осетины считали святилище — Бæрзонд дзуар, располагавшееся на горе, недалеко от сел. Гуджарет, и имевшее свои «филиалы» почти во всех их селах. Праздник отмечали летом с обычным приношением в жертву барана и устройством в каждом селении кувда. Характерно, что в таком же порядке Бæрзонд дзуар праздновали соседние грузины, христиане по верованию, но, как и осетины, сохранившие немало языческих пережитков. Можно полагать, что рассматриваемый дзуар — местного происхождения. Таких фактов взаимного восприятия в осетино-грузинских религиозных верованиях немало, что объясняется близкими вековыми этнокультурными контактами этих народов. Во время поездки по грузинским районам нам нередко встречались в селах со смешанным осетино-грузинским населением случаи совместного почитания языческих божеств при совершении соответствующих ритуалов и проведении празднеств. По нашим данным, музыкальным инструментом у гуджаретцев сначала был осетинский двухструнный смычковый инструмент хъисын фæндыр, на котором играли только мужчины. Затем на смену ему пришла русская гармоника, и обязанность играть на ней перешла к женщинам. Танцы до недавнего времени также были осетинскими, в наши дни танцуют грузинский танец «лекури». К сожалению, здесь я слышал только одну песню — Уастырджийы зарæг — песня о св. Георгии — самом почитаемом божестве у осетин. Ее мели в стиле осетинских песнопений: солирующая мужская партия с хоровым сопровождением. Позже я убедился, что гуджаретским осетинам хорошо были знакомы и другие песни своего народа, в том числе популярные революционные песни южных осетин — об Исаке, Антоне, Николае и т.д. Ни одной грузинской песни я не слышал. Точно так же в домах гуджаретских осетин я не слышал ни одного грузинского слова. Дело в том, что основная масса гуджаретских осетин вышла из высокогорных обществ Юго-Осетии, куда слабо проникало грузинское влияние и знание грузинского языка. В отличие от южных осетин в нижних зонах области и осетин в грузинских районах и городах, гуджаретские осетины старого поколения не стали двуязычными и на новом месте поселения. В то же время, приехав в Гуджарети, в разговоре я сразу же заметил у наших хозяев джавское наречие, на котором, как показал В.И. Абаев, говорит подавляющее большинство населения Юго-Осетии.
  

 
 
Главная Народы мира Этнография Фотогалерея Ссылки Контакты
Народоведия - энциклопедия о народах мира.
Народы мира, этнический состав, происхождение народов.
Яндекс цитирования