Все народы мира Европейские народы   Народы Америки   Африканские народы   Народы Азии   Народы Океании   
Главная Народы мира Этнография Всё о народах Ссылки Связь
 
 


Языковые семьи





Find an slotmachinesfun.com/ bonus which will benefit you.
Главная » Фотогалерея » Традиционный мужской и женский костюм на Кавказе

Традиционный мужской и женский костюм на Кавказе



Традиционный мужской и женский костюм по покрою и материалу не отличался от общеосетинского. Шаровары, бешмет и черкеска шились из домотканого сукна, большей частью серого цвета. Славилась черкеска из сукна, сделанного из козьего пуха. Из него же делали башлыки, ставшие распространенным головным убором и для девушек. Мужчины носили барашковые шапки, а женщины — большие самодельные шерстяные платки, обувь и тех и других — самодельные матерчатые чувяки, большей частью для дома, на работу надевали обувь из сыромятной кожи. Украшения для мужского и женского костюма покупались во Владикавказе у дагестанских мастеров: горец украшал свою черкеску костяными газырями по 7—8 штук с обеих сторон на груди, кинжалом и поясом с серебряными или чаще всего железными бляхами. Из женских предметов украшения приобретали серебряные пояса камари и своеобразные нагрудные застежки риуыгънæджытæ. Роднились трусовцы исключительно с осетинами, жившими в соседних ущельях осетинского высокогорья. Здесь, по нашим наблюдениям, не было случаев заключения смешанного брака, в том числе брака между осетинами и грузинами. Традиционная обрядность — свадебная, родильная, похоронно-поминальная — во многом сохранила свою осетинскую первооснову. Нам довелось наблюдать похороны мужчины, в ритуале которых сохранился обряд посвящения коня покойнику. Коня нарядили, надев уздечку, седло, сверху накрыли буркой, повесили башлык, плеть, шашку и винтовку хозяина; в хвост и гриву коня вплели разноцветные ленты. Чтобы конь стоял спокойно, на него надели торбу с зерном. Покойника вынесли во двор, установив гроб на небольшом помосте. Посвятитель бæхфæлдисæг подвел коня и три раза обвел его вокруг покойника; вслед за конем шли женщины, рыдая и царапая ногтями до крови лица. Посвятитель, посвящая коня покойнику, произнес почти весь известный в осетинском фольклоре текст — Бæхфæлдисын. Закончив речь, посвятитель, державший в правой руке стакан с аракой, облил ею голову коня, а стакан разбил об подкову его правой ноги со словами: «Пусть на том свете будет с тобой и твой конь». В день похорон или позже совершали и другие архаические обряды осетин — конские скачки дугъ и стрельба в цель хъабахъ, восходящие, как и посвящение коня покойнику, к древнему иранскому миру. Считали, что чем большее расстояние пройдут наездники, тем благоугоднее будет покойнику. Поэтому трусовцы, по их рассказам, нередко устраивали скачки от села покойного до сел. Казбек, при этом часть пути пролегала по скалистой вьючной тропе. В скачках участвовали три опытных всадника и столько же их сопровождающих хъуызонтæ. Победителю дарили чтонибудь из личных вещей покойника — кинжал, пояс и т.д., он получал и другие памятные подарки. В течение года трусовцами устраивались многочисленные малые и большие поминки, так как в сознании горцев прочно укоренилось представление о том, что ушедший на тот свет нуждается во всех благах, которыми он пользовался на этом. Так, в день похорон все присутствовавшие на погребении оставались на поминальную трапезу хæрнæг, само слово, означающее кушанье, говорит о том, что для угощения массы людей требовалось зарезать несколько десятков голов мелкого и крупного скота, выставить много яств и напитков. Кроме того, устраивались зазхæссæн — зимние поминки; зæрдæвæрæнтæ — весенние; Майрæмы куадзæнтæ — летние (15 августа). Все они сопровождались большими расходами. Общее сельское кладбище делилось на родовые (фамильные) участки. Надгробные памятники одно время делал местный умелец Хъуыссæты Хъуыба (сел. Реш), славившийся своим мастерством по всему Трусовскому ущелью. Камень он доставал из горного карьера напротив своего села. На многих старых памятниках нет никаких надписей, позднейшие надгробные памятники трусовцев, в основном относящиеся к советскому периоду, имеют надписи на осетинском или русском языках — один из показателей распространения грамотности среди горцев. Среди тырсыгомцев был широко развит культ предков. В связи с этим вспоминается эпизод из моей экспедиционной практики. В 1958 г. я побывал в сел. Суатис. Мне было известно, что на местном кладбище сохранился надмогильный камень с письменами, которые, по мнению известного лингвиста-кавказоведа Г.Ф. Турчанинова, выполнены на иронском диалекте осетинского языка буквами сирийско-несторианского алфавита. По местному преданию, под этим камнем погребен, якобы, знатный кабардинский князь. К сожалению, не было возможности уточнить это археологическими раскопками. Трудно поверить, чтобы в этом «глухом ущелье» оказался знатный феодал, тем более в период татаро-монгольских войн. Я решил увезти памятник в Орджоникидзе. Однако это оказалось весьма нелегким делом. Долго не мог найти, кто бы согласился помочь мне, все боялись осуждения общественности села за такой, по их мнению, недопустимый поступок. Однако нашелся сельчанин, решившийся заработать, что бы о нем ни говорили. Он потребовал 150 руб. за доставку на своей арбе памятника до Военно-Грузинской дороги (и знакомого нам сел. Базилан), оттуда планировалось отправка его на машине в Орджоникидзе, в музей краеведения Северной Осетии. Заметим также, что деньги по тем временам были немалыми. Мы договорились, что встретимся на следующий день на кладбище рано утром, чтобы никто нас не заметил. Когда встретились в назначенное время, увидев камень, он потребовал еще 50 руб., сказав, что от такой тяжести развалится его арба, и он понесет большие убытки. Пришлось согласиться, чтобы скорее выбраться с кладбища. Однако не успели мы погрузить памятник на арбу, как нас окружило 10 женщин с криками, руганью и страшным шумом, требуя немедленно удалиться. Некоторые из них даже размахивали вилами и палками. К счастью, спасли нас от беды прибывшие на место инцидента представители сельской администрации. Благодаря им мы вырвались из толпы на арбе со своей находкой. Приехав в сел. Базилан, камень выгрузили во дворе дома, где в арендованном помещении располагался сельский совет. Здесь на нас обрушились новые неприятности. Увидев надгробный камень, хотя и очень древний, своеобразный, покрытый странными надписями, жильцы дома и окружающие соседи, собравшись вместе, устроили нам шумный скандал и потребовали немедленно убрать его со двора. Пришлось оттащить камень к дороге и ждать там машины для отправки его в город. По верованию трусовцы, как все осетины, считаются христианами. В сел. Абана до сих пор стоит церковь, построенная во второй половине XIX в. Обществом по распространению христианства на Кавказе. Но мало кто ее посещал, тем более, что священниками всегда были грузины, обычно не знавшие осетинского языка. По сути, религиозное сознание тырсыгомцев не вышло за рамки традиционных культовых воззрений осетин. Из общих осетинских дзуаров (святых) в трусовских селах повсеместно почитали Уацилла, Саниба, Атынæг, Мады Майрæм и ряд других. Кроме того, здесь каждое село имело своего святого хъæуыдзуар, который пользовался особым почитанием. К нему сельчане обращались за помощью в своих молитвах о самых насущных делах — просили, например, не допустить засухи, градобития, одарить богатым урожаем, умножить поголовье скота и т.д. Каждый год, иногда по нескольку раз, в честь святого проводились празднества с жертвоприношениями и устройством общесельских кувдов. Несколько подробнее остановимся на культе популярного у всех трусовцев Таранджелоза. Его святилище находится на горе около сел. Четыре и являет собой средневековую часовню, но преданию, основанную грузинской царицей Тамар. Таранджелоз с большим торжеством празднуется в мае, в начале полевых работ, каждым селом и всеми его жителями. Особенно торжественно отмечали праздник Таранджелоз жители окрестных сел — Суатис, Четойтæ, Хъаратыхъæу. В обязанность жителей этих сел входило приготовление ритуального пива. Делая складчину, они варили его в больших медных котлах, которые, как везде в Осетии, постоянно находились рядом со святилищем. Паломник дзуармæ цæуæг в качестве приношения, кроме трех традиционных пирогов и араки, приводил непременно белого ягненка, а иногда вола (быка), если желал получить от святого особое благословление. В своих молитвах, обращенных к Таранджелозу, паломники просили его послать им хороший урожай, большое поголовье скота, уберечь от засухи, градобития и всяких болезней. Собравшиеся на горе около часовни Таранджелоз массы людей — мужчины, женщины, дети, рассаживались отдельно по селам, приглашая друг друга в гости, обмениваясь почетными бокалами. Праздник сопровождался песнями, танцами, конными скачками и другими спортивными играми. Продолжаясь несколько дней у святилища, он завершался в селах. В каждом доме вернувшиеся паломники накрывали праздничные столы для угощения родственников и односельчан. Таранджелоз — один из высокопочитаемых земледельческоскотоводческих культов жителей Трусовского региона. Характерно, что помолиться святому приезжали не только осетины-тырсыгомцы, но также некоторые грузины из сел Дутиетского района. Последние именуют святого — Тауранггелос. Насколько нам известно, его не почитают в других регионах Грузии. Отметим также, что культ Таранджелоза — местного происхождения, он неизвестен другим осетинам и распространен только среди трусовцев. В заключение сделаю небольшое отступление. Много лет изучая горцев Северного Кавказа непосредственно на местах их проживания, часто замечал, как жители равнины и предгорья свысока смотрели на своих сородичей, живших в высокогорье, считая их «малокультурными», «отсталыми» и т.д. Так, например, кобинцы называли трусовцев къуырма тырсы — глухие трусовцы (в смысле темные, отсталые), а те, в свою очередь, называли урстуальцев, живших несколько выше их, у истока бассейна Большой Лиахвы, — дзиглотæ (дикари). Закинцы почему-то называли жителей Тырсыгома æнæсæр тырсы (безголовые трусовцы). У них было присловие: Цы гæппытæ кæныс, исты тырсыйаг дæ (Что ты прыгаешь, ты же не трусовец). В то же время, они, как близкие соседи, жили дружно, между ними были широко развиты брачные отношения, другие родственные и трудовые связи. Аналогичные взаимоотношения были между горными и равнинными чеченцами. Горные и равнинные жители не могли существовать без тесных экономических связей и взаимовыручки. Горцы получали у равнинных жителей зимние пастбища для своих отар и недостающую часть урожая; в свою очередь горцы предоставляли равнинным жителям летние пастбища и произведенные ими скотоводческие продукты — шерсть, сыр, мясо и пр. Трусовцев отличали некоторые характерные черты, о которых знали их соседи — кобинцы, сбийцы, урстуальцы — северные и южные осетины. Кобинцы, например, по их словам, удивлялись, когда трусовцы на их вопрос: Куыд у фæндаг? — Как дорога? (имея в виду колесную), всегда отвечали: Фынджы хуызæн у фынгау — лæгъз! (Ровная как «фынг» (столик), даже если в тот момент она находилась под снежными лавинами или оползнями. Отличительные черты трусовцев ярко проявлялись в застолье. По моим наблюдениям, в трусовском застолье в целом придерживаются осетинского этикета: сидят по старшинству, руководит столом самый старший по возрасту, передают почетные бокалы и т.д. Несколько слов об этнической судьбе тырсыгомцев. Их жизнь и быт, в том числе в советское время, были нелегкими. Население по-прежнему сильно страдало от бездорожья, во многие села, как и раньше, добирались по вьючным тропам. Новых дорог не строили, а существовавшие после непогоды на долгие месяцы становились непроезжими, колесное сообщение между селами и с внешним миром прекращалось. В частности, основной путь в Тырсыгом — Касара — часто закрывался, зимой из-за снежных лавин, а летом из-за оползней. Между тем, от регулярного транспортного сообщения зависело поступление в регион нужного количества продовольственных и промышленных товаров, которых постоянно не хватало, особенно в отдаленных селах. Сильно отставало от нужд региона развитие здравоохранения и образования. Отметим, например, что трусовцы были вынуждены посылать своих детей в чужие семьи в Северную Осетию, чтобы они имели возможность ходить в школу. Эта была вынужденная мера, поскольку в трусовских селах школ не хватало, новых не открывали. Трудно понять, чем было вызвано такое пренебрежение республиканских властей нуждами региона, учитывая, что трусовские животноводческие колхозы и совхозы ежегодно поставляли в доход Грузии сотни тысяч тонн мяса, шерсти, овечьего сыра и других животноводческих продуктов.
  

 
 
Главная Народы мира Этнография Фотогалерея Ссылки Контакты
Народоведия - энциклопедия о народах мира.
Народы мира, этнический состав, происхождение народов.
Яндекс цитирования