Все народы мира Европейские народы   Народы Америки   Африканские народы   Народы Азии   Народы Океании   
Главная Народы мира Этнография Всё о народах Ссылки Связь
 
 


Языковые семьи





Главная » Фотогалерея » Записки кавказоведа

Записки кавказоведа



В 1948 г. я решил поступать в аспирантуру Института этнографии АН СССР. По тогдашним условиям в академических институтах прием в аспирантуру, вызванный массовым желанием фронтовиков пойти в науку, был ограничен, требовалось представление соответствующей рекомендации от местных властей. Осуществить эти мечты мне помогли К.Д. Кулов и Х.С. Черджиев, они дали направление на имя президента Академии наук СССР, по которому я был допущен к конкурсным экзаменам в аспирантуру. Должен отметить, что не я один был удостоен такого внимания и заботы. Мне хорошо известно, что К.Д. Кулов и Х.С. Черджиев, пользовавшиеся огромным авторитетом в народе, помогли многим молодым людям осуществить их мечты, найти путь в жизни. О К.Д. Кулове я много слышал еще до войны, когда был студентом педагогического института во Владикавказе. Хорошо помню его стремительное восхождение к вершинам власти. Будучи сначала прокурором республики, затем председателем Совета министров, после войны он многие годы являлся первым секретарем обкома партии. Окончив юридический факультет МГУ, он был одним из наиболее образованных руководителей на Северном Кавказе, пользовался большим авторитетом и доверием у союзного правительства и лично И.В. Сталина. Многие знают, например, о состоявшемся телефонном разговоре, в котором Сталин якобы спрашивал мнение Кулова по вопросу переселения осетин в послевоенный малонаселенный Крым, конечно, не без подачи всемогущего Берия, который за счет такой сделки хотел расширить территорию Грузии. Одним словом, для Кулова это было неожиданным сюрпризом. Через какое-то время он позвонил Сталину, сказав, что осетинские старики просят не разлучать их с могилами предков. С К.Д. Куловым я впервые познакомился осенью 1947 г. в Москве, в гостинице «Москва». Кажется, тогда он уже занимал пост первого секретаря обкома. Кубади Дмитриевич приехал с женой, с которой я был шапочно знаком по мединституту, где она училась до войны. К ним меня привел фронтовой друг Д.А. Бугаев, близкий родственник Куловых, с которыми война разлучила его на несколько лет. Войдя к ним в номер, он сразу оказался в их дружеских объятиях. Я стоял в стороне, наблюдая трогательную встречу близких людей. Затем мой фронтовой друг представил меня и даже ввел в курс моих дел Кубади Дмитриевича. Тот с пониманием отнесся к моему намерению заняться наукой и стать осетиноведом, с грустью заметив, что в свое время по многим причинам ему не удалось осуществить такую же мечту. Он вспоминал годы учебы в МГУ, сказав, что обладал превосходной памятью, мог дословно запомнить целые тексты. К.Д. Кулов руководил республикой в течение многих лет, внеся большой вклад в развитие ее экономики и культуры. Из всех его многочисленных замечательных свершений мне особенно запомнилось строительство Цалыкского обводнительного канала (47 км) методом народной стройки, которым он, молодой председатель Совета министров, лично руководил. В строительстве канала и большого количества мостов через него участвовала почти вся республика, все колхозы, некоторые предприятия, комсомольско-молодежные отряды и т.д. Для завершения всей работы понадобились считанные дни. Канал дал жизнь безводной земле Цалыкского плато площадью до 20 000 га, на котором были основаны два совхоза — винодельческий и птицеводческий. Немало событий связано с деятельностью К.Д. Кулова в области культуры осетинского народа. В трудный послевоенный период при его активном участии был подготовлен и издан на осетинском языке сводный текст осетинского нартского эпоса, к которому он дал обширное предисловие. Тогда же вышел труд профессора Б.В. Скитского «Очерки по истории осетинского народа с древнейших времен до 1867 года» (Дзауджикау, 1947), за который автор был удостоен ордена Ленина. Разумеется, все это не обходилось без активного участия К.Д. Кулова. Кубади Дмитриевич был не только опытным руководителем, но и талантливым научным исследователем. Как юрист он разрабатывал вопросы, касающиеся социальных институтов, оставил ряд ценных работ по обычному праву осетин. После ухода на пенсию Кубади Дмитриевич продолжал трудиться, создав большой лесной массив недалеко от Владикавказа — свидетельство его неутомимой деятельности. С ним мне еще раз посчастливилось встретиться в конце 50-х годов, но теперь уже за свадебным столом. Это была свадьба его племянника Булата Кулова, этнографа, воспитанника кафедры этнографии МГУ, тогда уже научного сотрудника краеведческого музея Северной Осетии, с которым я совершил несколько экспедиционных поездок по горной Осетии. Мое знакомство с Х.С. Черджиевым, тогда еще зампредом Совета министров республики, состоялось в 1948 г., перед поступлением в аспирантуру, у него на работе. Он любезно встретил меня, и, видимо, заметив, что перед ним фронтовик (я еще носил военную форму), проникся ко мне особым уважением, крепко пожав руку. Выслушав причину моего визита, Хазби Саввич приказал, чтобы мне оформили направление в АН СССР, о котором говорилось выше. Х.С. Черджиева отличала доброта, благородство, любовь к Родине, своему народу. Многим молодым людям он помог осуществить их мечты. Моральные и духовные качества Х.С. Черджиева особенно широко раскрылись, когда он стал директором Северо-Осетинского НИИ, возглавляя его в течение многих лет и внося большой вклад в развитие гуманитарных наук. По профессии экономист, Хазби Саввич хорошо ориентировался и в других, смежных областях науки. Во всяком случае, в годы его руководства институтом было опубликовано множество научных трудов в виде сборников статей, коллективных и индивидуальных монографий, посвященных различным отраслям науки. Всякий, кому приходилось общаться с этим добрейшим человеком и замечательным организатором науки, запомнил его на всю жизнь. Я, например, обязан ему изданием трех своих книг: двух в Москве в издательстве АН СССР — «Материальная культура и прикладное искусство осетин». (М., 1973) и «М.М. Ковалевский и его исследования горских народов Кавказа». (М., 1979), одной в Орджоникидзе (Владикавказе) — «Осетины глазами русских и иностранных путешественников» (1967). Эти книги увидели свет благодаря финансовой поддержке института, доброте его директора, для которого превыше всего было процветание национальной науки и культуры. В 1957 году, работая над разделом «Осетины» к тому «Народы Кавказа» из серии «Народы мира», я был командирован институтом в Южную Осетию, чтобы дополнить раздел недостающими данными по южным осетинам. До Тбилиси летел самолетом, оттуда до Цхинвали ехал на автобусе. В этих городах я никогда не был, знал о них понаслышке. Первый осетины называют Калак, а второй — Чъреба.
  

 
 
Главная Народы мира Этнография Фотогалерея Ссылки Контакты
Народоведия - энциклопедия о народах мира.
Народы мира, этнический состав, происхождение народов.
Яндекс цитирования